17:53 

-=ЭЛЬФийкА=-
А я хочу в небо-звезды просто достать, забыть про все проблемы, научиться летать!
01.07.2011 в 21:18
Пишет rls:

Время не лечит, а лишь бесцветит.
Осень въедается аж под кожу.
Герда сходила за Каем до края света,
Но жить в одной комнате с ним не сможет.
Герда сходила, но Кай не вернулся прежним,
Да и она возвратилась совсем другой.
Теперь они часто смеются и плачут реже,
Впрочем, возможно, так действует алкоголь.
Нахлебавшись сказок в снегу по горло,
Они хором решили: «Мир – идеален.
Мы его победили, он нам покорен».
И стали чудовищно рациональны.

Герде двадцать, она ослепительна и беспечна,
Кай чертовски умен и немножечко деспотичен.
Он говорит ей как-то под новогодний вечер:
«Твое лицо с косметикой кажется мне безличным».

Герда учитывает всяческие нюансы,
Кладет меньше туши и больше тени,
Ей хочется быть самой-самой прекрасной,
А Кай ненавидит ее ухищренья.

Кай извлекает небесную музыку из гитары,
Герда учится на актерском в ГИТИСе.
Друзья говорят: «Вы безмерно красивая пара,
Драгоценные, как же вы офигительны!».

Кай вдруг уходит, точнее, они разбегаются,
Как-то легко, свободно, без обоюдной злобы,
«Остались друзьями», что называется,
Остались в своей беспросветной свободе.

Впрочем, Герда быстро выходит замуж
За человека старше на десять лет.
Человек – судьбоносен. Так уж сложилось,
Кай. Счастья тебе, привет.

Тебе тоже счастья, - бормочет Кай,
Перебирая струны своей гитары,
Он не в обиде, он уже строит рай
С той, которая просто судьбы подарок.

Вот им по тридцать. Вращаются в той же компании.
Ценят своих ненаглядных спутников жизни.
Друг к другу относятся с пониманием.
К сплетням относятся с укоризной.
К дружеским пьянкам относятся с ностальгией.
Мол, было время, сейчас-то уже иначе.
Но непременно едут, если зовут любые
Друзья. И как-то на чьей-то даче
Герда с утра, умывшись, чиркает спичкой
На крыльце, они курят, Кай замечает веско:
«Твое лицо без косметики непривычно».
«Мы ведь уже лет десять не просыпались вместе», -
Отвечает Герда легко, и дает ему сдачи:
«Раньше ты тоже утром смотрелся чуть-чуть иначе».

(Если вы вдруг заподозрили тут нечто криминальное –
Всё это ложь. Семья у каждого идеальная.)

У Герды двое детей, и у Кая двое.
Герда блистает в театре, реже чуть-чуть – на экране.
Если отпуск, то непременно несется к морю.
А на краю зимы тихо мерцает замок

Королевы Снежной, что превратилась в сказку,
Обратилась в книгу, Андерсену приснившись.
Сорокалетняя Герда зеркалу говорит: «Прекрасна,
Только лицо без косметики выглядит неприлично».

Здесь можно сделать длинный глубокий вдох,
Потому что прошло еще целых тридцать лет.
Герде невыносимы буквы из старых строк.
Невыносимо белым сделался белый свет.
Невыносимо синим сделалось синее небо.
Невыносимо с ними. Невыносима небыль.

Муж восемь лет как лежит в больнице.
Кай десять лет как лежит в могиле.
Уже ничего не может случится.
Герда почти ничего не боится.

И какое дело, за кем ты ходила до края света,
Если тот, бесценней которого нету
Восемь последних лет не узнаёт тебя.
Восемь последних лет Герда живёт, глядя
Каждый день на его бессмысленные глаза.
Было за Кая горько, но не сказать
Как за мужа ей каждый день бесконечно больно.
Королева была бы этим вполне довольна.

Герда, впрочем, ходит ещё и к могиле Кая
Поплакать, пожаловаться, что живая,
Ужасно живая, невыносимо живая,
Такая живая, что всё болит.
Муж восемь лет как не говорит.

Кай, ты хотя бы умер, а он-то нет,
Он не снится мне уже восемь лет,
Он лежит пластом и меня не видит.
Милый, наверное, Бог меня ненавидит.

Кай, - плачет Герда, - мой мальчик светлоголовый,
Что ты забыл тогда в замке у края света?!
Кай, если б я не пришла за тобой – всё было бы по-другому.
Впрочем, если бы не пришла – не была бы Гердой.

Кай отвечает ей из земли: родная,
Если бы я не ушел – я бы не был Каем.
И не имеет значения, кто тебе там не снится.
Мне под землей хорошо и спокойно спится.

Так что всё только так, и никак иначе,
Девочка помнит голос его и почти не плачет,
По выходным в гостях – повзрослевшие внуки,
С ними становится чуть выносимей мука.
Всё повторяется, всё вращается,
Всё к тебе в детях твоих возвращается.
– Если уйдёт любовь – это не так уж страшно, -
Говорит она внукам, думая «это важно».
Внуки не слушают, что с них взять.
Потерять судьбу больней, чем любовь потерять.
Потерять судьбу страшнее, чем потерять любовь.
Всё повторяется вновь и вновь.
Герда смотрит на внучку в последнем своем июле,
Думает, как-нибудь мысль целиком передаст:
Мальчик, похожий на Кая, так же тебя полюбит,
Мальчик, похожий на Кая, так же тебя предаст.

URL записи

URL
   

жизнь...

главная